йа

кастет

Андрей, иди сюда, давай скорей-ка!
У нас есть компас и магнитная линейка.
У нас есть довоенный многомерный циркуль
треть грамма пустоты на дне пробирки
и резонатор из певучей стали
такой на белом рынке ты найдёшь едва ли.
Серёга принесёт нейронный модуль
в автохозмаге ты такой найди, попробуй!
Сегодня на погрузочной площадке
отключат поле — три минуты на зарядке
и мы с тобой оттуда вытащить успеем
спинной процессор от восьмой модели.
Разрезав бокс на тихой псевдоплазме
мы вытряхнем оттуда всё и сразу:
и блок питания на чёрных нанодырах
и цифровые молотки от квазирепетиров
но главное — живой свинец трёхсотой пробы
фонящий тёмной бесконечной злобой.
И выплеснув его на чистый свет
мы выплавим с тобою ноль-кастет
умней и злей которого
во всей вселенной нет.

йа

мертвецы

Над дверью горит бледная лампочка. Двери распахнуты ребрами настежь, горячий ветер с набережной горстями зачерпывает розовую стружку с пола и носит ее кругами по всему дому вместе с окурками и клочками бумаги. По восточной стене ползут трещины — чем ниже, тем шире. Сквозь оттаявшие озера штукатурки проглядывают старые газетные страницы с обрывками тревожных черных слов. На всё это падают жирные пятна закатного света. В соседней комнате надрывается глухое радио. Лейтенант шелестит фольгой, отламывая шоколад, кусочек за кусочком. Иногда он подносит фольгу к лицу и шумно втягивает в себя воздух. Лейтенант отправляет последние крошки шоколада в рот и смотрит на Мишку слезящимися глазами. Между глаз лейтенанта криво наклеен серый пластырь. Кивком головы он показывает на рацию. Мишка с трудом встает, отряхивает на ходу штаны от стружки и подходит к столу. Никаких сюрпризов, только песок сыпется из пустых амбушюр. 

Collapse )
йа

лабораторная работа

И вообще, до сих пор не пойму
существует ли смерть.
Это, как говорится
с какой стороны
посмотреть.
Ещё ни один не сказал:
«Позвольте, я кажется умер»
а отсутствие пульса
— это, пожалуй
особенность нашей
культуры.
Гальванический опыт
с результатом на той стороне —
из мамы выскочил в мае
к папе уйдёшь в декабре.
И всё как у взрослых —
в фейсбуке ищешь ответ
на вечный вопрос
как не платить
за внутренний
свет.

йа

девять сигарет

Как пел сержант Мытарин Гена:
«В моем саду цветёт гангрена
в моем саду не счесть цветов
— зарин, зоман, другие ФОВ.
В стене листвы блестят глаза
и виноградная лоза
бежит в страну
чудесных снов
— их до смерти
смотреть готов».
Так пел Мытарин Гена
— враль необыкновенный.
Ведь что на самом деле?
Нет никакой лозы
нет никакого сада
нет никакой травы
нет никакого неба
и Гены тоже нет
есть лишь пары фосгена
и девять сигарет.

йа

провода

Пока все смотрели
«Рабыню Изауру»
мы с братом
залезали в котлован
рядом с домом
и срезали созревшие
цветные до ужаса
телефонные провода
которые росли
из сырых земляных
стен котлована.
Просто пучками брали
и резали обычным ножом.
Лезвие тускло блестело
под фонарём.
Брат что-то шептал
себе под нос
наматывая срезанные
провода на посиневшую
от жалости ладонь.
Урожайный был год.
Красивые были ручки
в разноцветных коконах
из телефонных проводов.
Ночью из ящика
россыпью
было слышно
«алло, алло»
«как оно»
«привет»
«пока».
Сначала громко
мешая спать
а потом всё тише
пока не заглохло совсем.
Через два года
«Рабыню Изауру»
центральное телевидение
показало вновь
по просьбам телезрителей.
Но котлована
уже не было
и брата тоже
уже не было.
А ручки опустились
медленно
на сучковатое
фанерное
даже теоретически
невозможное
в своей бесконечности
дно.

йа

турманы

Скоро осень. Взросляки говорили мне:
«Не корми демонов в своей голове
не делись планом с незнакомыми фраерами
верь только себе и своей родной маме».
Сидя на лавочке, взросляки говорили нам:
«Только староказацкие турманы нужны пацанам
Только пуля пацана в злое сердце ранит
Только пуля пацана в злое сердце бьёт».
Саня Маслёнок хотел соскочить на условку
но получил фигурной отвёрткой в живот.
Витя Мороз перед армией заработал ЧМТ
ограниченно годен и т. д., и т. п.
Толик Басмач его видел позже в том же году
Витёк брал соседний ларёк, тряся головой
орал продавщице, мол, окошко открой
вертелся на месте как турман, кричал мусорам
что всё покатилось к хуям.
А время текло бесконечной рекой
и тлела в Цеткин шала.
Казалось, что она
будет тлеть
бесконечно
но внезапно
потухла,
когда умерла
моя
ма

йа

песня марсового

(неосознанный перевод пиратской песни XVIII века)

У смерти упругие груди
и есть кой-какой капитал
и если она позвала бы в супруги
отказывать я бы не стал.
У смерти есть дом с огородом
в далёком графстве Бристоль
и доля в портовой таверне:
портвейн с сухарями и соль.
Всё лучше, чем пухнуть на марсе
от бесконечной цинги.
У смерти отличные сиськи
и две деревянных ноги.

йа

цех № 9

Сегодня наш отряд идёт
в девятый мясосборный цех.
Нам обещали показать
как первородный смех
мешают грязным сапогом
и сверху ставят гнёт.
Ну а потом, ну а потом
нам пьяный мастер цеха
вот этого вот цеха
откашлявшись от смеха
тихонечко споёт:
«Я был когда-то сраный
солдатик оловянный
служил в такой-то роте
носил я миномёт
теперь я просто пена
я серая гангрена
я скучная измена
я гвоздь обыкновенный
того видал я рот.
Ведь каждый кусок мяса
хоть лейтенант запаса
хоть генерал в лампасах
любая биомасса
прямо сейчас гниёт
и наша мясосборка
со знанием и толком
на столько и полстолько
и вот ещё на столько
стране запчасть сырую
исправно выдаёт».